Судьба стрелочницы

Судьба стрелочницы

24 февраля 2015, 18:45. Новости 1520. Про жительницу Саратова Зинаиду Егоровну Львову можно со всей ответственностью сказать: она — человек-легенда. После совершённого 3 октября 1956 года подвига про 22-летнюю стрелочницу станции Князевка, ценою здоровья спасшую от гибели маленького мальчика Витю Ковалинского, знал каждый школьник, не говоря уже про взрослых людей Советского Союза, да и других стран тоже…

Вот что писала газета «Рабочий транспорта» 10 октября 1956 года про то ЧП:

«Это произошло на станции Князевка Саратовского отделения. С верхней эстакады по третьему пути шел порожний состав. Его надо было переставить на первый путь.

Стрелочница Зинаида Львова, приготовив маршрут, смотрела в сторону приближающегося маневрового состава. Поезд приближался к стрелке, когда внезапно на середину колеи выбежал пятилетний мальчик.

Не думая об опасности, Зина Львова стремительно кинулась к ребенку, перенесла его на междупутье, но сама споткнулась, упала, и наехавший состав отрезал девушке обе ноги».

Это одна из первых публикаций о подвиге Зинаиды Львовой. Затем о девушке писали газеты «Коммунист» и «Правда», «Гудок» и «Советская Россия», отраслевые многотиражки и региональные издания по всей стране. В 1957 году поэт Виктор Тимохин написал про саратовскую стрелочницу книгу «Подвиг Зинаиды Львовой», а в конце 1956-го в передовице железнодорожной газеты «Гудок» говорилось:

«Подвиги, подобные тому, что совершила стрелочница Львова, заслуживают отображения и средствами искусства. Железнодорожная общественность вправе надеяться, что откликнутся писатели, композиторы, художники. О героических людях должны быть сложены песни».

«Ходить, как ходит Мересьев»

Сегодня Зинаиде Егоровне 81 год. Несмотря на возраст и пережитую трагедию, она выглядит гораздо моложе своих лет и не пала духом, не превратилась в прикованного к коляске инвалида с потухшим взглядом. Напротив, все десятилетия после случая в Князевке, Зинаида Львова старается быть жизнерадостным и активным человеком. Сердобольные соседи, конечно, помогают с покупками. Но и сама Зинаида Егоровна по сей день самостоятельно обслуживает себя, делает домашние заготовки, держит квартиру в чистоте и порядке. По походке сразу и не скажешь, что у неё нет своих ног, а хромоту можно считать разве что издержками возраста, когда большинство людей ходит с палочкой. И это при том что нашей героине пришлось выдержать множество ударов судьбы, случись которые с современным человеком в нынешних социально-политических условиях, он наверняка оказался бы на обочине жизни.

Родилась наша героиня в 1933 году в Тамбовской области в простой крестьянской семье. Когда ей не исполнилось и года, от тифа умерла мать. Через некоторое время отец — Егор Евсеевич Львов, работник колхоза «Дружба» — женился второй раз.

Отношения мачехи и падчерицы складывались, как в известных сказках,— росла Зинаида Егоровна, словно Золушка, не зная материнской любви, старалась держаться рядом с отцом или с его сёстрами.

Но вскоре на Великой Отечественной Егор Евсеевич погиб, и осталась маленькая девочка круглой сиротой, которой помогали разве что друзья по школе и дальние родственники. Но в социалистические времена многим семью заменяли товарищи по труду и общему делу. Устроившись после школы в колхоз, как многие сверстники, Зинаида вступила в ряды ВЛКСМ, и вот в 1952 году её в числе других комсомольцев направили на новый участок работы.

«Дело очень серьёзное, товарищи. Вы знаете, какое большое жилищное строительство идёт в нашей стране… Чтобы строительство шло быстрее и лучше, нужны строители. Много строителей! Нужны ваши молодые руки. Перед нами поставлена задача — пополнить лучшими комсомольцами ряды строителей столицы. Вот почему мы и вызвали вас. Согласны вы поехать на стройки Москвы?» — вспоминает Зинаида Егоровна слова секретаря комсомольской ячейки. «Я с радостью согласилась. Ведь мне предложили участвовать в большом деле — отстраивать столицу нашей Родины. Там меня распределили в 12-е стройуправление треста Мосстрой №2. Поставили меня на подсобные работы — мы с девчонками готовили раствор, подносили каменщикам кирпичи. А жили в одной комнате на 16 человек — в тесноте, да не в обиде! И работали, и жили мы дружно. Вечерами ходили в кино, в клуб на танцы. А то и дома оставались, когда попадалась какая-нибудь интересная книга»,— продолжает наша собеседница.

Зинаида Егоровна проработала в Москве два года, после чего, в начале 1954 года, отправилась к дяде в Саратов, который жил в посёлке Князевка, на самом берегу Волги. Долго выбирать новую работу Зинаиде Львовой не пришлось — стране требовались рабочие руки. И железная дорога не была исключением.

3 октября 1956 года Зинаиде Львовой предстояло обычное дежурство, каких на тот момент у 22-летней стрелочницы за два с половиной года работы было немало. По прошествии многих лет Зинаида Егоровна рассказывает о том запомнившемся на всю жизнь дне весьма буднично, без сомнений, полагая, что так в данной ситуации поступил бы любой сознательный гражданин. Рабочая смена на станции Князевка продолжалась уже почти три часа, за которые она неоднократно переводила стрелку и пропускала составы. Шли товарные поезда, отправлялись пассажирские. Маневровые паровозы выполняли свою обычную работу. Примерно в 10:50 Зинаида Львова заметила мальчика, неожиданно оказавшегося на путях возле её будки.

Шедший со стороны Крекинг-завода паровоз приближался к ребёнку. «Я вскрикнула, но он — это был сын начальника станции Витя Ковалинский — не замечая опасности, спокойно гулял по путям. «Витя!» — закричала я и бросилась к нему. Я успела столкнуть его с полотна, а сама же угодила под состав… Левую ногу отрезало сразу, а правую так измяло — не спасти. Но уже это потом врачи определили. А тогда всё так быстро... Я схватилась за паровозную лестницу и, держась за нее, проехала ещё несколько метров, пока поезд не остановился. Тут, увидев происходящее, стали сбегаться товарищи. Я всё это время была в сознании и, видимо, из-за шока, боли почти не чувствовала. Даже нашла в себе силы приподняться на локтях, взглянуть на свои ноги. А потом смотрю на нашу старшую стрелочницу Евдокию Васильевну Василеску, которую мы звали тётей Дусей: «Тётя Дуся! Мне обе ноги переехало? Что же я теперь буду делать?». На глазах тёти Дуси наворачивались слёзы»,— вспоминает Зинаида Егоровна.

В Саратовскую железнодорожную больницу её доставили уже в бессознательном состоянии. Персонал хирургического отделения сделал всё возможное, чтобы спасти девушку. «К сожалению, нельзя было избежать ампутации ног. Мы стремились сохранить хотя бы коленные суставы. Это нам, к счастью, удалось»,— сказал в беседе с корреспондентом «Советской России» главный врач больницы В.Г. Архангельский. А хирург Клавдия Любарская добавила: «Мы верим, что эта мужественная советская девушка, пожертвовавшая собой во имя спасения ребенка, вернется к труду, а жизнь ее послужит примером для многих. В эти дни у нее побывали школьники, студенты, железнодорожники Саратова. В канун Октября Зину навестили руководители Саратовского отделения Приволжской железной дороги».

Из саратовской железнодорожной больницы девушку перевели на лечение в одну из московских клиник, где она пробыла более года. Там ей сделали восемь сложных операций, подобрали протезы и поставили на ноги, после чего Зинаида Львова продолжила работать на Приволжской железной дороге кассиром. Саратовцы постарше наверняка помнят железнодорожные кассы на первом этаже пятиэтажного дома на углу улиц Ленина (ныне Московская) и Некрасова. Здесь наша героиня и работала до ухода в 1979 году на заслуженный отдых.

Кроме этого, после случившегося саратовской стрелочнице была назначена персональная пожизненная пенсия, а в канун 1957-го года вся страна из газет узнала, что Зинаида Львова награждена орденом «Знак Почета». «Радостная весть о высокой награде застала Зину на больничной койке, но уже оправившейся от тяжелой травмы и переживаний. Окруженная материнской заботой медицинских работников железнодорожной больницы, ощущая крепкую дружескую руку сотен, тысяч советских людей, оказавших ей большое внимание и поддержку в тяжелые для нее дни, Зинаида Львова чувствует теперь себя бодро. Недалек уже день, когда она станет на протезы и научится ходить, как ходит Мересьев»,— писала 6 января 1957 года газета «Рабочий транспорта».

А ещё в начале 1957 года коллеги-железнодорожники со станции Князевка выдвинули Зинаиду Львову кандидатом в депутаты Саратовского городского совета, в котором она впоследствии проработала несколько лет. Железнодорожница вспоминает этот этап своей биографии с гордостью, критикуя современную систему представительной демократии: «В советские годы депутаты горсовета собирались на заседания раз в несколько месяцев и решали насущные хозяйственные вопросы как вверенного им округа, так и города в целом, не отрываясь от основной работы. Тогда депутатами были и работяги от станка, и машинисты, и земледельцы... Не то, что сейчас — сидят, штаны протирают на народные деньги, забывая про сам народ, потому что к его нуждам и чаяниям имеют самое малое отношение».

Служить народу, несмотря на все беды

В больнице Зинаида Егоровна получала сотни писем, телеграмм и подарков со всех концов страны. К примеру, к новому 1957 году, железнодорожники Ташкента прислали ей посылку с фруктами, воины Советской Армии из Киева — именные ручные часы, а студенты Саратовского зооветеринарного института — золотые часы. А 31 декабря 1956 года героической пациентке железнодорожной клиники позвонил с поздравлениями сам министр путей сообщения СССР Борис Бещев. К ней постоянно приходили гости — друзья, знакомые и незнакомые граждане, восхищённые её мужеством.

Письма приходили из Китая, Польши, Румынии, Германии, Франции, Канады… В домашнем архиве Зинаиды Егоровны есть газета «Советская Россия», в которой опубликована её фотография с делегацией китайских медиков, приехавших навестить стрелочницу в больницу. Сохранилась и переписка с друзьями из КНР. Вот что ей писал Лю Чэн-вай, боец китайской Народно-освободительной армии:

«Дорогая товарищ Зинаида Егоровна! Я ваш китайский друг, один из бойцов Китайской Народно-освободительной Армии, искренне приветствую вас. Ваш подвиг широко известен в нашей стране, он волнует молодые сердца.

Что я могу сделать, чтобы вы чувствовали себя спокойнее? Я сейчас прохожу службу в одном из больших городов нашей страны — в городе Ухань. Здесь, на реке Янцзы, строят самый большой мост. В этом строительстве участвуют советские специалисты. Мост соединит южную и северную части Китая. В этом году по нему начнут ходить поезда. Это большое событие в нашей стране. Наш город будет ещё красивее. Мы гордимся этим и никогда не забудем помощи, оказанной нам советским народом и народами демократических стран. Мы учимся у вас!

Пусть крепнет дружба советской и китайской молодежи!».

А вот что писала ему Зинаида Львова:

«Дорогой друг Лю Чэн-вай! Спасибо вам за тёплое письмо. Оно взволновало меня до глубины души. Мне приятно сознавать, что у меня есть хорошие друзья в Китае. Шлю вам и всем моим друзьям самый искренний привет!

Я живу в городе Саратове, на берегу Волги, вы живёте в городе Ухань, на берегу Янцзы. Нигде не сливаются наши реки, но навсегда слиты сердца наших народов. Мы живем в дружбе и радуемся успехам друг друга.

Вы с большой любовью пишите о своем городе, о строительстве моста через реку Янцзы. Я понимаю вас и вместе с вами горжусь победами строителей. Мне хочется сказать вам о своём городе Саратове. Это очень красивый город с высокими новыми домами, прямыми улицами, большими парками. В городе много высших и средних учебных заведений, четыре театра и большое количество кинотеатров и клубов. А какими красивыми и благоустроенными становятся рабочие районы города! В таком городе и жить, и работать хочется. И я обязательно буду работать.

Раны мои заживают, и я скоро начну учиться ходить на протезах. Конечно, тяжело лишиться ног, но я не впадаю в уныние. Родные советские люди в трудную минуту поддержали меня, и я хочу отблагодарить их честным трудом на благо Родины. Благодарю за внимание и вас, и всех своих друзей за рубежом.

Желаю вам, дорогой Лю Чэн-вай, успехов в боевой учебе в рядах защитников завоеваний Китайской Народной Республики и мира во всём мире!».

История девушки, спасшей мальчика, заинтересовала не только журналистов, но и кинодокументалистов. На Нижне-Волжской студии кинохроники был снят 20-минутный киножурнал о Зинаиде Львовой. Этот фильм увидел служивший в ГДР тульский рабочий-оружейник Василий Корякин и влюбился. После прохождения службы Василий неоднократно приезжал к невесте и в конце 1960 года во время очередного визита он предложил Львовой пойти в ближайший загс. «Там мы и расписались, взяв в свидетели соседей по коммунальной квартире»,— вспоминает Зинаида Егоровна.

С Василием Корякиным Зинаида Львова прожила всего семь счастливых лет. Жизнь супруга нашей героини оборвалась быстро и тяжело — диагноз «опухоль мозга» не оставил надежды. Но скоропостижный и трагический уход из жизни близкого человека не выбил Зинаиду Егоровну из строя, и она продолжила работать.

Эти слова могут показаться пафосом, но это действительно так. Ведь как раньше, в эпоху ламповых радиоприёмников, отпускались билеты на поезда? Кассиры проделывали однообразную и муторную работу — созванивались с диспетчерами, пробивали базы. Всё это требовало определённого времени на каждого пассажира, из-за чего постоянно возникали медленно продвигающиеся очереди. У кого-то из кассиров сдавали нервы, они скандалили, часто уходили с работы раньше, советуя посетителям приходить на следующий день. Зинаида Егоровна критически относилась к такому «сервису», а «слабонервные» коллеги, часто пользуясь тем, что у Львовой нет семьи, просили её подменить их. «Поначалу такого не было, это всё уже в семидесятые началось. Многие к своим обязанностям стали относиться спустя рукава, грубить посетителям, выпивонами заниматься. Беспорядок в стране начинался уже в те времена»,— считает Зинаида Львова.

Две судьбы

Одним из самых важных людей в жизни Зинаиды Львовой стал Виктор, которого она спасла от гибели. Поначалу, правда, и не знала, спасла ли она мальчика.

После случая в Князевке он, пережив второе рождение, поначалу замкнулся и какое-то время, как рассказывает Зинаида Егоровна, даже не мог разговаривать. Но через месяц, 9 ноября 1956 года, посетил стрелочницу вместе с родителями.

Фотографии, запечатлевшие их встречи в больнице, хранятся в домашних архивах Зинаиды Львовой и Виктора Ковалинского. Улыбчивая, несмотря на пережитое, девушка и пятилетний ребёнок.

Виктору Ковалинскому сегодня 64 года, он до сих пор общается с Зинаидой Егоровной, старается помогать. В жизни Виктора Викторовича, как и у его спасительницы, были грустные моменты.

По окончании школы Виктор Ковалинский поступил на филфак пединститута. Когда получил диплом, пришёл в гости к Зинаиде Егоровне, казалось бы, попрощаться: будущего учителя русского языка и литературы распределили на работу в Перелюб; тогда он ещё не знал, что в отдалённом районе ему вместе с молодой супругой предстоит прожить недолго.

Счастливую семейную жизнь прервала трагическая гибель жены из-за удара током от неисправной стиральной машины.
После похорон Виктор Ковалинский вернулся в Саратов, сначала устроился на работу в отдел кадров Приволжской железной дороги, а затем стал выпускающим редактором отраслевой газеты «Железнодорожник Поволжья». Вскоре женился, родились дети. Родные Виктора Ковалинского хорошо знают про Львову, да и Зинаида Егоровна до сих пор переживает и радуется за Виктора Викторовича и его родных.

Вопроса — «Стоило ли рисковать жизнью и жертвовать здоровьем ради чужого мальчишки?» — для Зинаиды Егоровны нет по определению. Она глубоко уверена, что на её месте как в далёком 1956-м, так и сегодня должен поступить любой человек. «Если не пытаться спасти того, кому можно помочь, это будет предательством и в конечном счёте аукнется»,— считает она.

Судя по недавнему подвигу Марата Рахметова, ценой собственной жизни спасшего двух тонущих девушек в Москве-реке, люди, для кого солидарность и взаимопомощь — не пустые слова, не перевелись с наступлением эры рыночного фундаментализма.

Обсудить статью на Форуме: перейти по ссылке