Первое железнодорожное радио


Трансляции на первом
железнодорожном радио
ведут:


Масленников Михаил

Ларьков Александр

 

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Пожар и взрыв воинского эшелона, ранение ТЧМИ, станция Таловая, 20 января 1995 г., Какова судьба машиниста? Выжил ли, наградили ли?
mentonet
сообщение 28.6.2014, 5:11
Сообщение #1





Группа: Железнодорожники
Сообщений: 115
Регистрация: 28.6.2013
Пользователь №: 166532



http://artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_0010.shtml

Цитата
Так потихоньку мы ехали и приехали на станцию Таловое Воронежской области, где наш эшелон взорвался.
....Я спал. Спал мой вагон, спал весь эшелон. Мне что-то снилось, причём, что-то приятное и интересное, но в мой сон извне упорно пробивались какие-то посторонние звуки, гудки и крики, которые мешали мне наслаждаться приятными видениями и тревожили даже во сне. Как от толчка проснулся: эшелон стоял, а из-за стен вагона доносился какой-то шум. Перевернувшись со спины на живот, я выглянул в окно, за которым вдоль нашего состава метался локомотив, подавая тревожные гудки. Между гудками, высунувшись по пояс из будки локомотива, что-то кричал машинист. Но все его слова отскакивали от моего ещё не проснувшегося сознания. Сделав над собой усилие и встряхнувшись, я окончательно проснулся и стало понятно, чего он так волнуется.
- ...Ну, кто-нибудь проснитесь. Вы... - военные.... Вы же горите..... Пожар в эшелоне.... Сейчас начнёте взрываться. - Локомотив укатил в голову эшелона и голос постепенно затих.
Поглядел на часы - три часа ночи, пожара в вагоне нет, да и запаха дыма не чувствую. Затормошил техника и замполита: - Вставайте, будите командиров взводов и водителей. В эшелоне, кажется, пожар.
Неожиданно, чуть ли не мне на голову, с третьей полки свалился старшина. Причём сразу же попал ногами в валенки Кирьянова и с диким воплем: - Горим!!! Спасайтесь, сейчас будем взрываться..., - устремился в панике по проходу на выход из вагона. Несколько солдат оторвались от подушек, проводили его недоумевающими со сна взглядами и снова уронили головы на постели. Мы быстро оделись и вышли из вагона на улицу. Действительно, в голове эшелона горело несколько вагонов и платформ с техникой. Там метались фигурки людей, а в морозном воздухе слышались тревожные крики. Кто-то командным, зычным голосом подавал команды. Но это не было бессмысленное метанье - люди организованно пытались или затушить, или хотя бы расцепить вагоны, чтобы огонь не перекинулся на другие вагоны и платформы. Спросонья крутили головами и ни как не могли сообразить, в каком конце эшелона находится техника батареи.
- Коровин, подымай водителей и одевайтесь. Все должны быть готовы тушить технику, - приказал я командиру второго взвода, который выглянул из тамбура, - а мы сходим на разведку. Посмотрим, где наша техника и как там обстановка.
Я, техник впереди, сзади нас Кирьянов, который тихо матерился на каждом шагу из-за того, что валенки старшины были очень малы и жали ноги, направились в голову эшелона. Очень быстро мы разобрались, что наша техника стоит на противоположном конце железнодорожного состава, а впереди на нескольких платформах горит техника взвода обеспечения дивизиона, загруженная продовольствием, имуществом и снарядами для самоходок.
Приблизившись к горящим платформам, мы разглядели, что пожар пытаются ликвидировать офицеры и солдаты дивизиона. Большая группа военнослужащих, закидывая снег на машины, пыталась их потушить, а вторая, меньшая: пыталась расцепить вагоны, чтобы их потом оттащить на пустырь - в тупик. Но у них ничего не получалось. Всем тушением пожара руководил командир дивизиона майор Князев - это его зычный голос разносился в ночном воздухе. Рядом с ним виднелись фигуры Прохорова и других офицеров. Когда нам оставалось пройти ещё две платформы до горевших машин, чтобы присоединиться к тушению пожара, одновременно взорвалось несколько снарядов на одной из горевших машин. В воздухе засвистели осколки и куски раскалённого металла, осыпая суетившихся людей. Мы быстро присели и прижались к колёсам платформ, а остальные повалились на снег.
Как по команде в кузовах горевших машин начали рваться снаряды и гильзы с зарядами. Боеприпасы рвались по одиночке и пачками, разбрасывая вокруг эшелона неразорвавшиеся снаряды, гильзы, остатки ящиков и машин. Всё это сыпалось с неба на людей, осколки металла яростно и злобно шипели в снегу, как будто сожалея о том, что они не попали в людей. Все кто тушил пожар, в перерывах между взрывами отбежали метров на сто и залегли, наблюдая, как огонь перекинулся на следующую платформу. Кажется, человек был бессилен перед разгулом этой стихии, кажется, осталось только лежать и ждать, когда всё что должно взорваться взорвётся и сгорит. Но в цепочке людей, которая лежала и в бессилии наблюдала за пожаром, внезапно поднялась фигурка человека и ринулась прямо в пекло. В свете огня мы видели, как командир взвода обеспечения, а это был он, подскочил к платформе и начал, пытаясь загородиться от жара пылающей на платформе машины, что-то делать со сцепкой. Казалось, что время остановилось. Одежда на прапорщике дымилась и тлела, вот-вот должна вспыхнуть.
Но он всё-таки сумел расцепить платформы и ринулся в сторону. Отбежав метров на двадцать от эшелона, он повернулся к тепловозу: закричал, замахал руками, показывая - Трогаййй! Упал на снег и начал кататься, туша всё-таки вспыхнувшую одежду. В выбитых окнах тепловоза, появилось окровавленное лицо раненого машиниста. Он махнул рукой в ответ - Понял!
И вот метр, два, пять, десять, двадцать - платформы всё дальше и дальше. Люди стали подыматься из снега и радостно закричали. Тепловоз, набирая скорость, потащил всё дальше и дальше горящие платформы. Когда они были от нас уже в ста метрах и поравнялись с водокачкой, на средней платформе вспух огненно-багровый шар: это взорвался сразу целиком автомобиль Урал с боеприпасами. Страшной силы грохот и взрывная волна даже на таком расстоянии повалило и разметало людей в разные стороны от взрыва. Крыша водокачки поднялась целиком в воздух, пролетела метров тридцать и рухнула на землю. Сразу несколько железных столбов линий электропередач были перебиты осколками и упали, обрывая провода, на землю. Тепловоз, вновь изрешечённый осколками сразу встал и загорелся, а из кабины на снег выпала фигурка машиниста, к которой подскочили солдаты и потащили в сторону от пожара и продолжавших греметь взрывов.


http://terroristica.info/node/132

Цитата
Реальность дудаевских угроз подтверждается несколькими последними событиями: стремлением придать конфликту затяжной характер и вовлечь в него другие государства, перенесением акцентов на национальные и религиозные аспекты конфликта, продолжением военных действий. Возможно, что взрыв грузовика с боеприпасами в железнодорожном эшелоне на станции Таловая, перевозившем подразделение из Екатеринбурга, является началом террористических актов на Урале.


http://referatplus.ru/istoriya/rchechniya7_6.php

Цитата
Не обошлось и без происшествий. Так, 20 января 1995 года на станции Таловая Юго-Восточной железной дороги в ходе перевозки 324 мсп из Уральского военного округа произошло возгорание автомобиля находившегося на головной платформе воинского эшелона N 11032. В результате взорвались перевозимые в нем боеприпасы. При этом получил ранение машинист-инструктор, была повреждена техника, железнодорожный подвижной состав, контактная сеть, другие технические средства.

Этот произошло из-за неправильного оформления должностными лицами перевозимого подразделения транспортных документов на перевозку по железной дороге. В результате- при формировании эшелона на станции погрузки были нарушены нормы прикрытия вагона, следующего с боеприпасами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
   

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 18.9.2019, 12:49

Яндекс цитирования Рейтинг Сайтов YandeG

Раскрутка сайта Рейтинг сайтов Работа / Карьера